Предложение России иностранным фирмам: остаться, оставить или сдать ключи

6 месяцев, 4 недели назад - Март 04, 2022
Customers shop at an IKEA store in Moscow
Customers shop at an IKEA store in Moscow
Компании по всему миру предстали перед дилеммой относительно того, что делать со своими российскими инвестициями в пятницу, когда Москва изложила свои варианты: остаться в стране, полностью выйти или передать свои авуары местным менеджерам...

Первый вице-премьер-министр Андрей Белоусов озвучил позицию правительства чуть более чем через неделю после того, как Россия вторглась в Украину, и через день после того, как французский банк Societe Generale вызвал холод в корпоративный мир, заявив, что российские власти могут конфисковать его активы в стране.

Белоусов очертил три альтернативы иностранным фирмам.

"Компания продолжает полноценно работать в России", – говорится в заявлении. "Иностранные акционеры передают свою долю в управление российским партнерам и могут вернуться на рынок позже", - добавил он, и: "Компания окончательно прекращает деятельность в России, закрывает производство и увольняет работников".

Ни один маршрут не обходится без риска. Те, кто останется, могут столкнуться с негативной реакцией на западных рынках, где общественность сплотится на защите Украины, те, кто передает акции, могут передавать ключи с небольшими гарантиями, а оставшиеся могут столкнуться с большими потерями в лучшем случае или, возможно, придется продать за определенную сумму, номинальную сумму.

"Это сложный процесс", - сказал Даррен Вудс, исполнительный директор американского энергетического гиганта Exxon Mobil, выходящий из инвестиций в нефть и газ, предусматривающих партнерство с российской "Роснефтью" и другими на сумму 4 миллиарда долларов.

Он добавил, что это "требует тщательного управления и тесной координации с нашими партнерами по консорциуму".

У компаний было мало времени на подготовку.

Вторжение России, которое Москва называет «специальной операцией», побудило Соединенные Штаты и Европу ввести быстрые и широкие санкции, которые затронули все, от глобальных платежных систем до ряда высокотехнологичных продуктов.

Ведение бизнеса в России вдруг стало очень сложным и все более нестабильным, тогда как рядовые россияне уже начинают испытывать глубокую экономическую боль.

ЗАКРЫТЬ МАГАЗИН

Как и Exxon, BP и Shell заявили, что покидают свои должности, в то время как другие пока отказываются от выхода из России. TotalEnergies заявила, что останется, но не будет больше инвестировать. Остальные, например, японская Toyota, приостановили производство на своих заводах, а IKEA закрыла свои магазины, но заявила, что будет платить своим работникам в течение трех месяцев.

"Западные компании, вероятно, не теряли так быстро из-за геополитики с тех пор, как шах был свергнут в Иране", - сказал главный экономист Renaissance Capital Чарли Робертсон, имея в виду исламскую революцию более четырех десятилетий назад, приведшую к выходу западных стран из предприятий.

Однако некоторые компании планируют продолжить работу. Итальянский производитель шин Pirelli заявил, что создал "кризисный комитет" для мониторинга событий, но не собирается останавливать производство ни на одном из двух российских заводов.

Ее конкурент, финская компания Nokian Tyres, заявила на прошлой неделе, что переносит производство некоторых линий продукции из России.

Но нет простых решений даже для ищущих выход, когда количество торговых контрагентов ограничено.

Британская страховая компания и управляющий активами Royal London заявила, что планирует продать свои российские активы, на которые, по его словам, приходится всего около 0,1% его портфеля.

«Мы все равно не можем торговать этими вещами, но как только сможем, мы, очевидно, намерены продать», — сказал исполнительный директор Барри О’Двайер.

Первый вице-премьер-министр России сказал, что скорый план банкротства "поддерживает занятость и социальное благосостояние граждан, чтобы добросовестные предприниматели могли обеспечить эффективное функционирование бизнеса".

Между тем, многие компании все еще пытаются подсчитать стоимость своего риска в отношении России, и эта цифра для многих постоянно меняется с каждым новым раундом санкций, объявленным Соединенными Штатами, Европейским Союзом и Великобританией.

'Экстремальный сценарий'

В настоящее время глобальные компании, банки и инвесторы объявили, что в той или иной форме имеют риски в России в размере более 110 миллиардов долларов. Эта цифра может возрасти. Данные исследовательской фирмы Morningstar свидетельствуют о рисках международных фондов на сумму 60 миллиардов долларов в акциях и облигациях.

Суверенный фонд Норвегии, самый большой в мире, заявил, что списал стоимость своих российских активов на сумму около 3 миллиардов долларов.

Между тем, SocGen, имеющая риски в России в 20 миллиардов долларов, заявила в четверг, что имеет достаточный буфер для «экстремального сценария, при котором группа будет лишена прав собственности на свои банковские активы в России».

Голландский банк ING заявил, что его риски в отношении России и Украины сейчас составляют около 700 миллионов евро (770 миллионов долларов) непогашенных ссуд, основываясь на последних санкциях, которые, по словам западных государств, могут быть усилены.

BASF, крупнейшая в мире химическая группа, заявила, что прекращает новый бизнес в России и Белоруссии, за исключением производства продуктов питания из гуманитарных целей. Это также намекает на минное поле новых правил, введенных санкциями.

"BASF будет вести бизнес в России и Беларуси только при условии выполнения существующих обязательств в соответствии с действующими законами, правилами и международными правилами", - говорится в сообщении.

Швейцарский пищевой гигант Nestle, производитель баров KitKat и кофе Nescafe, заявил, что прекращает рекламу в России, в то время как швейцарский часовой производитель Swatch Group заявил, что продолжит свою деятельность в России, но приостановит экспорт.

Deutsche Bank заявил, что провел стресс-тестирование своих операций, учитывая, что у него большой технологический центр в России, но заверил, что сможет вести свой повседневный бизнес во всем мире.

Немецкий кредитор открыл новый офис в Москве в декабре, что, по его словам, представляло «значительную инвестицию и приверженность российскому рынку».

Также рекомендуем